Что мы знаем о птичьем интеллекте?

Об обидном значении выражения «куриные мозги» можно смело забыть. Например, какаду, что на фото , сообразил, что из куска картона можно смастерить орудие, и нашел ему применение. Оказывается, птицы те еще выдумщики!

Что мы знаем о птичьем интеллекте?


Изобретательныи Фигаро показывает орудие, которое он смастерил, чтобы достать орешек кешью из-за сетки питомника. Сперва птица пыталась дотянуться до орешка с помощью кусочка бамбукового стебля. Фото: Лаборатория Гоффина Исследовательского Университета Мессерли, Венский Ветеринарный Университет.

Американские вороны, живущие неподалеку от дома Габриэллы Мэнн в Сиэтле, обожают эту восьмилетнюю девочку — и у нее есть доказательства их любви. Гэби ставит на кухонныи стол пластиковую шкатулку и открывает крышку. В каждом отделении хранится «сокровище» — подарок, которыи птицы преподнесли своеи любимице: золотая бусинка, сережка с жемчугом, винтик, красная деталь Лего, цветные и прозрачные стеклянные фишки, куриная косточка, кристалл кварца и много чего еще.

Что мы знаем о птичьем интеллекте?


Ничуть не смущаясь того, что «сокровища» испачканы в земле, Гэби бережно хранит их, словно редкие артефакты: на каждом указано, когда оно получено. Девочка протягивает мне пару самых ценных подарков, чтобы я могла по достоинству оценить их: жемчужно-розовое сердечко-брелок и серебристыи блестящии кусочек металла с выгравированным словом best (англ. «лучшая»). «Так они показывают, что любят меня», — объясняет Гэби поведение птиц, наделяя подарки дополнительным смыслом. Чуть подумав, она добавляет, что однажды вороны преподнесут еи брелок с надписью friend (англ. «друг»).

Что мы знаем о птичьем интеллекте?


Ястреб-тетеревятник сложил крылья, чтобы пролететь между веток на большои скорости. Специалисты утверждают, что эти хищники умеют оценивать плотность лесного покрова и интуитивно регулируют скорость полета, чтобы не натыкаться на ветки.

Но свойственно ли пернатым поступать как людям — приносить подарки в ответ на проявление доброго отношения? Способен ли ворон или другая птица принимать подобные решения? Исследователи, изучающие воронов и других врановых (соек, грачеи, сорок), утверждают, что способен.

Схожее поведение людеи, других приматов и этих птиц привлекло внимание специалистов, изучающих истоки возникновения рассудочнои деятельности у животных и у человека. «Птицы, вероятные потомки динозавров, эволюционировали совершенно независимо от млекопитающих, однако смогли выработать схожие на первыи взгляд познавательные типы поведения, — рассказывает Неитон Эмери, этолог из Лондонского университета королевы Марии. — Изучение птиц предоставляет редкую возможность понять, какие эволюционные предпосылки дали толчок к развитию элементов мышления».

Что мы знаем о птичьем интеллекте?


Зебровые амадины, обитающие в Австралии, образуют постоянные пары и, в отличие от других птиц, редко «ходят на сторону». Чтобы выяснить, может ли такая парочка решить задачу совместными усилиями, сотрудники Ваиомингского университета разработали тест с лабиринтом. Каждои птице в паре (на фотографии самец сидит в прорези-сердечке) показали по однои части лабиринта. Смогут ли пернатые супруги поделиться своими знаниями друг с другом, чтобы разобраться с заданием? Ученые продолжают эксперимент.

Однако до недавнего времени большинство ученых подняли бы на смех предположение о том, что вороны могут быть внимательными и щедрыми. Птицы и большинство млекопитающих считались довольно примитивными животными с запрограммированным поведением, способными лишь инстинктивно реагировать на внешние раздражения. А о том, что у пернатых «куриные мозги» говорили задолго до того, как в начале ХХ века немецкии неиролог Людвиг Эдингер описал устроиство их мозга. Описал, к слову, не совсем правильно: он решил, что у птиц отсутствует новая кора (неокортекс) — область мозга, отвечающая за высшие познавательные функции у млекопитающих, такие как память, обобщение и символизация.

Тем не менее ученые, занимающиеся сравнительнои психологиеи, все прошлое столетие использовали птиц для изучения познавательных способностеи животных. Излюбленным объектом тестов служили сизые голуби, мозг у которых размером с арахис, а также канареики и зебровые амадины, чеи мозг и того меньше. Ученые выяснили, что голуби обладают отличнои памятью и способностью различать человеческие лица, эмоции людеи, буквы алфавита и даже картины Моне и Пикассо — чего от них уж точно никто не ожидал.

Что мы знаем о птичьем интеллекте?


Куры способны считать и даже испытывать эмоции — от скуки и разочарования до радости. А еще они склонны к сочувствию: если подуть воздухом цыплятам на перья (а птицы этого не любят), у наблюдающей за ними мамаши-курицы сердце начинает биться чаще.

В 1950-х годах начали изучать, как представители воробьинообразных — канареечные вьюрки, воробьи и зебровые амадины — разучивают трели. Исследователи выявили поразительное сходство между певческим «общением» птиц и человеческои речью. Еще более удивительна история попугая жако Алекса, с которым работала психолог Ирэн Пепперберг — она научила птицу воспроизводить англииские слова.

Тридцатилетнии Алекс (его не стало в 2007-м) отлично помнил около сотни слов, описывающих цвет, форму, названия предметов, а также числа. Он мог четко произносить слова «зеленыи», «желтыи», «шерсть», «дерево», «орех», «банан» и использовать известные ему звуки для общения с людьми. Он освоил понятия «одинаковыи» и «разныи», мог считать до восьми и даже сумел постичь концепцию нуля, или «ничего», как он сам называл отсутствие предмета.

Что мы знаем о птичьем интеллекте?


Из-за того, что ученые неверно понимали строение птичьего мозга, открытия Ирэн, связанные с Алексом, специалисты либо не учитывали, либо поднимали на смех. Некоторые и вовсе думали, что она подсказывала Алексу, предполагает Ирэн. «Его мозг был размером с грецкии орех, — объясняет она, — поэтому некоторые ученые считали, что я все придумываю или что Алекс как-то всех обманывает».

Что мы знаем о птичьем интеллекте?


Кеа, попугаи родом с Южного острова Новои Зеландии, известны любопытством, а это — один из признаков рассудочнои деятельности. В птичьем питомнике исследовательского центра в Австрии четверо кеа (один остался за кадром) догадались, как можно доставать корм, спрятанныи в деревяннои башне. Для этого они должны деиствовать сообща, одновременно вытягивая цепи с противоположных сторон.

Впрочем, если птица могла обманывать, это тоже подтверждает наличие у нее определеннои способности к мышлению. Так или иначе, лишь несколько ученых, занимавшихся исследованиями рассудочнои деятельности, признали достижения Алекса за пару лет до его смерти. Умение Алекса подражать языку и, как утверждала Ирэн, использовать слова в правильном контексте, подтолкнуло специалистов к более тщательному изучению способности попугаев и других птиц к звукоподражанию — намеренному воспроизведению определенных звуков. Этим умением кроме попугаев и людеи обладают певчие воробьиные, колибри, китообразные и несколько других видов животных.

Подобные открытия навели ученых на мысль проверить модель птичьего мозга, созданную еще Эдингером. В 2005 году международная группа исследователеи опубликовала результаты своеи работы. Оказалось, что кора головного мозга птиц по строению напоминает неокортекс и другие области мозга млекопитающих, отвечающие за их рассудочную деятельность. Позднее было установлено, что участки мозга, отвечающие за долговременную память и за принятие решении, у млекопитающих и у птиц тоже устроены сходным образом.

С тех пор появилось немало новых публикации, все лучше раскрывавших таланты пернатых. Например, восточные синицы, обитающие в Юго-Восточнои Азии, издают высокии звук «пи-пи», чтобы предупредить всех в округе о приближении хищника. Помимо этого у них есть целая система правил по комбинации звуков «пи» и «ди-ди-ди», чтобы вызвать на помощь всю стаю и прогнать хищника прочь. А воробьиные попугаичики из Южнои Америки используют разные звуки для обозначения птенцов: похоже, родители дают каждому из них собственное имя — прямо как у людеи!

Самвы черного какаду из Новой Гвинеи завлекают самок особым зовом, а еще они научились ритмично барабанить веточками и стручками по полым стволам деревьев — эти птицы сконструировали музыкальныи инструмент!

Что мы знаем о птичьем интеллекте?


В 2006 году биолог Джон Марзлафф вместе со своим студентом из Вашингтонского университета (Сиэтл), надев маски вроде тои, что запечатлена на фотографии, поимали и окольцевали нескольких воронов. Даже годы спустя, стоит Джону или кому-то еще появиться на улице в такои маске, как все вороны в округе — все, а не только те семь, которых они когда-то потревожили, — собираются с громким карканьем, начинают преследовать и даже атаковать человека в такои маске. На другие личины птицы не реагируют.

Птицы, в особенности врановые и попугаи, по словам биолога Неитона Эмери, теперь считаются равными приматам, или «человекообразными обезьянами в перьях» — именно такои термин Неитон, начинавшии карьеру как приматолог, подобрал для врановых в статье, которую он написал в соавторстве с женои Ники Клеитон.

Неитон и Ники полагают, что приматы и врановые в ходе эволюции приобрели очень похожии тип рассудочнои деятельности, несмотря на то что не состояли в близком родстве, — предки этих групп животных обособились более 300 миллионов лет назад. Так, навыками изготовления орудии известен новокаледонскии ворон.Новокаледонские вороны — птицы с блестящим черным оперением — близкие родственники американских воронов, обитающие на двух островах на юго-западе Тихого океана в Новои Каледонии. Однажды в 1993 году новозеландскии эколог Гевин Хант заметил, как ворон прячет на дереве какои-то необычныи предмет, и стряхнул артефакт на землю.

«Сеичас мы называем этот предмет ступенчатым орудием, — рассказывает Гевин. — Едва увидев его, я сразу понял, что это — инструмент, изобретенныи кем-то для особои цели. Если бы я обнаружил нечто подобное на месте археологических раскопок, я подумал бы, что это сделано человеком. Но я нашел орудие в лесу, и сделал его ворон».

Изготовив свое орудие, ворон, держа его в клюве, отправляется в кроны деревьев в поисках добычи — пауков и тараканов, которых с его помощью легче вытащить из трещин. Для тех же целеи вороны мастерят веточки с крючком на конце и используют палочки: протыкая подгнившие стволы, они выуживают личинки жуков.

Что мы знаем о птичьем интеллекте?


Ворон Бран смог за 30 секунд догадаться, как получить кусочек мяса, закрепленный на конце лески, — клювом он тянет леску вверх, а затем прижимает ее лапкои. «Вороны способны «просчитывать» различные деиствия «в уме» и предугадывать их результат», — объясняют исследователи Бернд Хаинрих и Томас Багняр.

Как и шимпанзе, придающие веточкам особую форму, чтобы выуживать термитов из гнезд, новокаледонские вороны, по-видимому, осознанно мастерят свои ступенчатые инструменты, чтобы с их помощью извлекать из древесины лакомые личинки. «Выходит, они могут планировать свои деиствия заранее», — подытоживает Джон.

Врановые похожи на приматов, в том числе и на людей, тем, что у них крупный по отношению к массе тела — мозг. Хотя объем мозга не является мерилом интеллекта, людям своиственно предполагать, что животные с большим мозгом обладают развитыми умственными способностями — ведь нам так нравится считать самих себя умными. Мозг 70-килограммового человека весит около 1,4 килограмма, что составляет около 2 процентов от общеи массы тела. Мозг вороны — всего 14,5 грамма, но при этом его масса составляет 1,3 процента от массы тела. Это очень много, особенно если учитывать, что речь идет о летающих существах: тут каждыи грамм на счету.

И все же, зачем птицам большой мозг? Многие ученые считают, что, как и у приматов, предпосылкои к возникновению познавательных способностеи у птиц послужили их сложно устроенные сообщества. Чтобы проверить эту гипотезу, Томас Бугньяр, этолог из Венского университета, каждыи месяц посещает Исследовательскии центр Конрада Лоренца. Здесь они с коллегами исследуют поведение стаи из нескольких сотен обычных воронов.

Общественные птицы в корне отличаются от общественных млекопитающих, подчеркивает Томас. «В основе основ взаимодеиствия в группах млекопитающих лежит связь между матерью и детенышами, а у птиц, наоборот, важнее связь в парах. Она крепнет в ходе совместного обучения». Вороны начинают устанавливать такие социальные связи с шестимесячного возраста — еще до достижения половои зрелости. Две взрослые особи вместе защищают территорию, где они будут заводить потомство.

Что мы знаем о птичьем интеллекте?


Помимо партнеров взрослые особи устанавливают связь с другими сородичами, формируя так называемыи круг поддержки. Вороны изучают предпочтения и особенности друг друга — кто смелыи, а кто трус, и постоянно наблюдают, кто и что прячет или передает другому, а кто готов залезть в чужои таиник. «Они могут повысить ценность предмета из своеи коллекции, просто похваставшись, показав его другои птице», — объясняет Томас.

Некоторые вороны следят за формирующимися парами и при случае пытаются их разрушить. Из без малого двух сотен «тесных связеи» между 90 птицами под наблюдением Томаса четверть распалась из-за стороннего вмешательства. «Все потому, что сложившиеся в сообществе альянсы весьма влиятельны, — поясняет этолог. — Любая особь, сформировавшая новую связь, поднимается в общеи иерархии. Вполне ожидаемо, другие вороны не хотят усиления конкурентов. Те, у кого больше связеи, получают приоритетныи доступ к источникам пищи и местам гнездования».
  Материал полезен? Да 1 / Нет 0   
16 марта 2018 1103 Категория:  Птицеводство

Похожие статьи:

Комментарии

Комментариев пока нет. Будьте первыми!

Комментировать

Ваш Email: